отступаем!      

О биоэтике под удобным флагом.

Продолжаю размышлять о перекрёстках естественных наук с гуманитарными. Вот есть такая биоэтика, я на неё уже мельком набрасывал как-то перед практикумом. Говорит биологам, кого можно мучить и как, а кого ни-ни. Понятно, что науки там никакой нет, одно лицемерие, ханжество и дурно пахнущий морализм. Но поди, опубликуй своё исследование без одобрения этического комитета — не дадут, сколь бы круто оно не было. Попробуй сделать сейчас что-нибудь на кошках, собаках, дельфинах или обезьянах, даже с одобрением (в некоторых странах ещё такое дают) биоэтиков — заклюют в прессе ханжи, будут натравливать на твою лабораторию не блещущих интеллектом «зелёных» и прочих зоозащитничков. А уж если на человека замахнулся, священную корову гуманитариев, то всё — пиши пропал и сливай воду, недавний скандал с трансгенными людьми отлично это показал: даже в диком Китае, и то убоялись возмездия биоэтиков.

Однако так жить нельзя: есть области знаний, которые простаивают без возможности проведения небиоэтичных экспериментов, а прогресс в них человечеству ой как нужен. Рано или поздно, но необходимость всё равно заставит общество пересмотреть биоэтические регуляции, попомните моё слово. Одна из очень перспективных и давно нужных человечеству областей знаний — то, как работает человеческий мозг. Не мозг рыбки, мышки или даже обезьянки — их ведь не спросишь, что они ощущают; точнее они не смогут ответить на этот вопрос иначе как примитивным движением…

То, что сейчас разрешено применять в исследованиях на человеке — нейросканирование и ТМС — дают уже слишком грубый результат для текущих нужд науки и общества. На некурабельных эпилептиках, которым показано удаление части мозга, некоторым допущенным лабораториям удаётся поработать и с живым человеческим мозгом, в той области, где проводится краниотомия — всё равно для точной локализации области, вызывающей припадки, надо проводить электрофизиологическую регистрацию, а вырезанный кусок мозга потом просто выбросят — с ним можно поработать вместо этого. Иногда вполне разумные и интересные работы получаются. Кстати, пациентов, не возражающих против того, чтобы с их мозгом сделали науку, вполне достаточно. Наверное, можно найти добровольцев для нужд науки и на не прописанную врачом краниотомию для вживления электродов — но тут уже биоэтики наложат своё вето. Хотя кое-каким фрикам это и удалось, но науки с ними не особо сделаешь. Вариант, к которому никаких самых высоконравственных претензий не предъявишь — делать всё на себе, с ассистентом. Точнее, биоэтики-то всё равно предъявят, но их полное моральное право слать лесом, ибо каждый сам хозяин своего тела — из тех же самых гуманистических и либеральных ценностей, которыми они якобы руководствуются.

В целом, интересно, как скоро появится исследователь, заявящий миру, что он поставил на себе блестящие инвазивные эксперименты, приоткрывающие завесу над нейронными механизмами работы человеческого мозга. Такая работа бы возможно заставила пересмотреть отношение современного ханжеского общества к биоэтике. И несомненно порадовала бы не только нейробиологов, но и многих гуманитариев и примкнувших к ним: философов с их психофизиологической проблемой, юристов с их детерминированностью свободы воли, психиатров с проблемами их пациентов…

Я даже не понимаю, почему этого ещё не произошло, где-нибудь на Тайване или на корабле, бороздящем нейтральные воды под либерийским флагом. Ведь китайцы прочухали, что Хэ Цзянькуй ставит опыты на человеке лишь после его камингаута в Нейче — возможно, что мотивированные учёные уже ставят инвазивные опыты на своём мозге, просто результаты пока не обнародованы. Понятно, что в научном журнале такое исследование не опубликуешь и из биоархива тут же удалят по этическим соображениям (лицемеры!) — но при таких экспериментах собственный бложек исследователя станет более авторитетным журналом, чем Нейчесайнс в некоторых областях очень быстро!

Мозг под либерийским флагом

Ну, а теперь, собственно, заявленная игра в фишки: какие бы эксперименты вы поставили на себе, чтобы в короткий срок от их публикации до того, как ООН выразит озабоченность, суметь убедить человечество, что это собственно то, что ему нужно? Тут всё должно быть детально продумано — и значимая для многих проблема, и дизайн эксперимента, и выбранная область имплантации, и обработка материала с интерпретацией, чтобы комар носа не подточил — это же вызов обществу. Я бы может предложил взять проблематику детерминированности свободы воли — даже примитивные эксперименты Либета и Милгрэма вызвали в своё время бурю обсуждений среди специалистов разных областей и обывателей. Но не уверен, что хватает вводных данных, для построения осмысленного дизайна опыта и однозначного ответа на вопрос.

Представьте, что с вами советуется учёный, собирающийся поставить на своём мозге такие опыты — что бы предложили поисследовать в первую очередь вы?

отступаем!