отступаем!

    А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящим свойством взгляда и филологическими характеристиками слова «бетон», попробуйте решить эту маленькую частную проблемку…

Стругацкие


    — Уважаемый сэр, — внимательно сказала госпожа, — подумайте-ка, какого рода буква «Ю»? … Я не стану сейчас толковать о согласных, это, в сущности, должно быть многотомное исследование, но насчет гласных позвольте высказаться немедленно. Так вот я считаю, что каждая гласная имеет свой род…

Коваль

Цветолингвистика.

Давненько не брал я кисти в руки… А меж тем, с тех пор как мы в последний раз живописали на эту тему, мир цвета изрядно прирос, и вовсе не одними гогенами. Вот, например, совсем недавно международная группа художников доказала превосходство жёлтого над другими жалкими никчёмными цветами. О чём мы всех давно предупреждали, между прочим. Исследователи из другого творческого объединения раскрасили мозг в правильные цвета, чем окончательно отвергли одну экзотическую гипотезу о происхождении названий оттенков в разных языках. Оказалось, что категоризация цветов происходит не в зрительной системе мозга, а в тех его областях, где анализ информации идёт уже на абстрактном уровне. То есть, для восприятия цвета вообще наличие зрения не обязательно, и каждый сам решает для себя, на сколько полос поделить радугу, а то и вообще воспринимать как цвет любую другую сенсорную модальность. Тем приятнее, что, судя по результатам такой категоризации, отражённой в мировых языках, находятся товарищи на вкус и цвет. А о пользе правильного деления цвета на слова мериканы напели занятный русский блюз.

Ещё одна группа (судя по технике, наследующая Мондриану и его научной школе) пошла в своих ассоциациях дальше, и обнаружила связь между цветом и… буквами (привет авторам эпиграфов). Из последнего цикла полотен этих, с позволения сказать, художников (зачем они ассоциации назвали синестезией, чтобы людей путать?) вырисовывается такая картина, что подобные ассоциации могли возникнуть под влиянием магнитной детской азбуки, буквы которой раскрашены в определённые цвета (общие в исследованной популяции — отсюда их универсальность). Мысль может и не новая, но интересная: почему бы и не возникнуть подобным связям в раннем онтогенезе? Известный художник и апологет временных связей (хотя по его виду и не скажешь, что гусар), наверняка бы одобрил. Вполне логичная связка неопластицизма с нейропластичностью… Интересно было бы посмотреть на ту же картину, писанную с натуры, которая учила буквы по магнитной азбуке другого цвета. Например, в одной, хорошо знакомой нам, популяции с суровой красно-синей (или сине-красной?) азбукой, возникла вполне радужного спектра буквенная картина. Возможное объяснение в том, что буквы (графемы) сами по себе ассоциации более высокого уровня на звуки (фонемы). А звуки могли ассоциироваться с цветом в более раннем (года в два?) возрасте, чем буквы (читать начинают лет с четырёх).

И тут снова возникают интересные вопросы. Свойственны ли такие ассоциации людям всей Земли, или окажутся редким культурно-специфичным феноменом? Если первое (ставлю свои пять копеек против одной), то будут ли сочетания фонема-цвет универсальны в масштабе глобуса? Или (вот уж дудки) первичной окажется ассоциация буква-цвет (бедные, бедные носители дописьменных языков)? Скорее всего, ответы на эти вопросы будут те же, что и для других идеастетических ассоциаций (mal-mil, bouba-kiki и пр.), поскольку механизмы их возникновения общие, хотя, даже спустя столетие после каролинской выставки Павлова, недостаточно изученные. В общем, тут есть задел для батального кросс-культурного полотна.

Мы же пока сделаем лёгкий набросок, в общих чертах и основных цветах. Попробуем проверить наличие и универсальность ассоциаций между цветом и удáрной глáсной в его названии (такова моя рабочая гипотеза). Для этого хорошо бы собрать коллекцию звукозаписей названий цветов в мировых языках. Уж и не знаю, каким способом это быстрее сделать — на предложения по краудсорсингу что-то никто не отзывается, а на экспедицию по всем долготам и широтам пока нет времени. Поэтому возьмём для своего наброска результаты аналогичной чужой экспедиции — World Color Survey, изучавшей восприятие цветов и их категоризацию, попутно собравшей также коллекцию названий оттенков в мировых языках. Времена тогда были до-юникодовские и вообще почти до-компьютерные — названия цветов каждый из полевых эмиссаров записал как услышал, в неведомой фонетической транскрипции, но — уж чем богаты… Так что в нашем анализе всё богатство фонем из 110 дописьменных языков придётся свести всего к 26 известным знакам (пользуясь случаем, автор выражает благодарность латинскому языку за предоставленные буквы). Непрерывный спектр оттенков исследователи WCS свели к палитре из 330 карточек изобретателя Манселя, по которым опрашивали респондентов. Как показал дальнейший анализ данных, это дискретное представление спектра претерпевает ещё большую компрессию при категоризации оттенков мозгом — порядка десятка цветовых категорий оказались универсальными. Как не трудно догадаться, любимые цвета нашей палитры туда вошли.

каевы координаты

линдси-пик сель-арт

Каевы цветовые координаты и их
категоризация в названия оттенков человеком

Итак, помимо жёлтого (B7-E13 в координатах Берлина-Кая), из цветов для нашего пилотного наброска возьмём также красный (E1-H4+E39-H40), зелёный (C15-H22), синий (C25-H30) и белый шум — все карточки (A0-J40) для нормализации. Цветовые категории языков отфильтруем так, что в анализ пойдут только слова, которые для данного диапазона оттенков употребило не меньше трёх носителей языка (для большинства языков было опрошено 15-20 респондентов). Пожелтения хрусталика, дальтонизм и прочие мутационные выщепы опсинов нас сейчас не интересуют, так же как и голубые периоды с извращёнными ассоциациями. В результате, на каждый взятый цветовой диапазон вышло порядка 1000 слов суммарно во всех языках, и из них процентов 5-10 отбросилось, как редкие ассоциации. В получившихся списках слов отфильтровывались все символы, кроме латиницы, после чего полученная кашица анализировалась на частоту встречаемости букв. Для данных большого WCS результат вышел удовлетворительный, частотные пики хорошо выражены:

буквоцвет

В правой части рисунка приведена относительная частота встречаемости гласных в названиях цветов по 110 языкам, хорошо видны отклонения от единицы, ожидаемой в случае отсутствия ассоциаций звуков с цветами. Так как буквы из цветовых слов были взяты все, а не только ударные гласные, то при более тщательном анализе разница будет ещё более значительная. Тем не менее, даже по такой, средней по больнице, частоте встречаемости букв видно доминирование «А» в названии тёплых оттенков, а «У» и «И» — в названии холодных. Также занятно, что частоты встречаемости гласных в названиях синих и зелёных оттенков схожи, а в тёплых цветах могут довольно сильно отличаться — косвенное подтверждение единства восприятия синезелёных оттенков, грю. Результаты нашего наброска не совпадают с той цветобуквенной палитрой, что нарисовали американские  «синестеты», мучимые страшными детскими ассоциациями c магнитной азбукой и первыми буквами названий цветов:

растра кусок

Зато вполне вписываются в рабочую гипотезу об ассоциациях между ударной гласной названия и цветом, и в частности совпадает с тем колорадо, что получил Журавлёв для русскоязычной популяции:

русские цветобуквы

 

В общем, дело за малым (да помогут нам в этом Силы Цвета) — набрать более чистого фонетического материала, и можно писать статью в мурзилку. Или даже в спортлото.

 

Бобэо́би пелись губы,
Вээо́ми пелись взоры,
Пиээ́о пелись брови,
Лиээ́эй — пелся облик,
Гзи-гзи-гзэ́о пелась цепь.
Так на холсте каких-то соответствий
Вне протяжения жило Лицо.


Хлебников

    Как звук колокольчика, или музыкальной струны, или других звучащих тел есть не что иное, как колеблющееся движение, и в воздухе от предмета распространяется не что иное, как это движение, вызывающее в чувствилище ощущение такого движения в форме звука; так же и окраска предмета является не чем иным как предрасположением отражать тот или другой сорт лучей более сильно, чем остальные; в самих лучах нет ничего иного, кроме предрасположения распространять то или иное движение в чувствилище, в последнем же появляются ощущения этих движений в форме цветов.

Ньютон


Рембрандт, мы идём не в том направлении, не так ли?

отступаем!