отступаем!
Все эти занятия не удовлетворяли Хуренито, и, после длительных раздумий, он решил (это было 17 сентября 1912 года), что культура — зло, и с ней надлежит всячески бороться, но не жалкими ножами пастуха Сапаты, а ею же вырабатываемым оружием. Надо не нападать на неё, но всячески холить язвы, расползающиеся и готовые пожрать её полусгнившее тело. Таким образом, этот день является датой постижения Хуренито своей миссии — быть великим Провокатором.
Илья Эренбург, 1921

Эвентгордизм.

По просьбам научных сотрудников разной степени тяжести продолжаем цикл лекций по слоям культур, срезов тканей и затронутых внутренних органов. Тема сегодняшнего урока — интереснейшее явление начала XX века, русский авангард.

Начало двадцатого — время совершенно сумасшедшее, и творчество, конечно, старалось не отставать. С Платоновым и Эренбургом разобрались (увы, не только мы), переходим к авангарду в живописи. Для этого выловим в Лете одного из наиболее ярких его представителей, Павла Филонова.

Этот выбор должен прийтись по вкусу моим учёным читателям, так как изобилующее формулами аналитическое искусство (основа филоновской школы) близкó аналитическим наукам, знакомым всем ещё с высшей школы. Вот яркий пример сродства науки к искусству:

Филонов и последователи
Рисунок 1. A. Павел Филонов, «Голова», 1930-е. B-D. Gillespie et al., J. Neurosci., 20(24):9174–9186, 2000. E-G. Crair et al., Science, 279, 566–570, 1998.

Легко убедиться, что все картинки нарезаны из сильно увеличенной филоновской картины. В указанных статьях эти фрагменты выдаются за ориентацию нейронных колонок в зрительной коре, хотя отчётливо видно, что E–G, например, взяты из фронтальных областей «Головы», то есть — относятся к моторной коре.

Главный вывод из сравнения такой: к сайнс-арту можно прийти и со стороны искусства. Притом, иногда, как в данном случае, с вековым опережением. Так что и здесь не прав был Остап Ибрагимович (начало полемики с художником и критиком 20-х годов о. Бендером см. в статье иммунопрессионизм) — не надо жалеть овса для наших художников!

Необходимо отметить, что Филонов, находясь в авангарде искусства, от авангарда науки тоже не отставал. Так, недавно, исследователями его творчества было обнаружено, что картина «ГОЭРЛО» выполнена по методу Гольджи: импрегнацией серебром нейронов коры. Притом, некоторые филоновские наброски этой техникой сделаны ещё до того, как метод гистолога Камилло Гольджи стал известен научной общественности.

Но не Филоновым одним жив авангард! Раз уж мы решили пройтись по зрительному тракту, то грех не помянуть добрым словом фовизм — было такое течение в русле абстрактного искусства. Любой энциклопедист скажет вам, что это доброе слово происходит от французского fauve — дикий, и будет не прав. На самом деле оно происходит от более древнего латинского fovea — центральная ямка, наиболее чувствительная область сетчатки глаза. Достаточно взглянуть на живопись фовистов, и это станет очевидным.

Ну, и конечно, обзор будет неполным без упоминания Василия Кандинского. К тому же, псевдогаллюцинации имеют прямое отношение к зрительному анализатору:

Кандинский и последователи

Рисунок 2. Сверху: Василий Кандинский, «Осень в Баварии», 1908. Внизу: Das & Gilbert, Nature, 375, 780-784, 1995.

Итак, наше рассмотрение подходит к концу — что-то рассмотрели и будет. Ещё один вывод, на который я хотел бы обратить внимание читателей, касается объекта исследований. Все рассмотренные в этом обзоре работы выполнены на целом мозге in vivo, а не на органотипических срезах или в культуре ткани. Культура в особенности является спорной моделью даже для целей науки, — поэтому, тем более печально, что научное искусство зачастую ею же и ограничивается. Детализация элементов в таком культурном сайнс-арте невысока, не говоря уж про узор, который просто удручает. Нет, будущее сайнс-арта не в росте культуры, оно — за тканями и в органах.

Энколе Эссеев, 2005

… в Испании много анархистов, подумал я и шепотом спросил: «Бомба? Адская машина?«» — «Вы — прелестное дитя, — ответил Хуренито, — бомбой можно покалечить пару толстеньких жандармов, самое большее какого-нибудь короля, который коллекционирует китайских болванчиков и увлекается игрой в теннис. Нет, мы займёмся иным».
 
отступаем!